Хотим купить банк за границей

18 Марта 2015

БКС в разгар кризиса, в год, когда ЦБ поднял ставку до 17%, рубль девальвировался, курс доллара вырос на 72%, на российские госбанки были наложены санкции, получила рекордный приток активов и не успевала открывать счета. За активностью, вызванной высокой волатильностью акций и валют, всегда следует спад брокерского бизнеса, поскольку часть клиентов разоряются и теряют капитал. В январе у БКС активных клиентов стало почти на 2000 меньше, чем в декабре.

— Что в этом кризисе кажется для вас самым опасным? Как он повлияет на финансовый, фондовый рынок? Изменил ли он что-то в вашей жизни?

— В нынешнем кризисе нас настораживают санкции в плане доступа российских компаний на рынки капитала, и пока не понятно, когда этот вопрос решится. Из-за замедления экономики идет спад доходов населения — это значит, что люди будут меньше инвестировать в ценные бумаги, и для фондового рынка это не очень хороший знак. Не самым лучшим образом сказываются на финансовом рынке и ослабление рубля, и высокая инфляция. В моей жизни особых изменений не произошло, хотя я, как и все, вижу, что цены растут.

— Каковы финансовые показатели группы за 2014 г.?

— По предварительным данным неаудированной отчетности, прибыль всей группы составила 1,6 млрд руб., выручка — более 12 млрд руб., активы — 150 млрд руб. Доходы инвестбанка — 3,2 млрд руб. Это в 2,5 раза больше, чем в 2013 г. Основной доход получен за счет прайм-брокериджа (комплекс услуг, связанных с клирингом и расчетами по сделкам, депозитарными услугами, операционной поддержкой, управлением рисками; сервисы для доступа на рынки, алгоритмы, IT- и операционный консалтинг, технологии, финансирование. — «Ведомости»), репо и на рынке акций. Год — рекордный для БКС. Очень много привлекли средств, особенно в конце года. В IV квартале даже не успевали счета открывать, принимать денежные средства. Был большой спрос на инвестиционные продукты, в основном в ритейле. Перевыполнение плана по 2014 г. — 150-200%.

— Что стало причиной увеличения активных клиентов?

— Основная причина — снижение доверия к банкам на фоне отзыва лицензий, девальвации российской валюты, повышения процентной ставки. Фондовый рынок сейчас дает очень большую доходность. Инвестиционные продукты стали конкурентными по доходности с банковскими.

— Какие, например?

— Тот же евробонд. Еврооблигации госбанков и коммерческих банков дают больше [доходности], чем депозиты тех же банков, — до 10% в валюте. Это редкий случай, в основном связанный с тем, что российские банки находятся под санкциями. Мы делаем на основе еврооблигаций структурные продукты с большей доходностью для клиента и меньшим порогом входа. Очевидно, что такая ситуация не будет оставаться бесконечно долго, но сейчас хороший момент воспользоваться ею. По мере того как ситуация будет нормализовываться, доходности будут снижаться. Но пока этого не произошло, инвесткомпании могут предлагать продукты более доходные, чем банковские депозиты при сопоставимых уровнях риска.

СПРОС НА ПОКУПКУ ВАЛЮТЫ СНИЗИЛСЯ

— А самостоятельная торговля интересует новых клиентов?

— Сейчас [они] активно торгуют акциями и валютой, которая стала вторым по популярности продуктом. Из-за высокой волатильности многие начали покупать-продавать валюту не столько с целью сохранения, но и с целью спекуляции. Аналогично акциям.

— К фондовому рынку нет такого интереса?

— Мы сейчас видим большой приток инвесторов на фондовый рынок. Российские акции сильно недооценены, и мы видим большой потенциал для роста. Мы видим и очень большой спрос на акции иностранных компаний. В периоды наиболее сильных курсовых колебаний был очень большой спрос не на рублевые, а на валютные продукты. Сейчас фокус меняется. Наши акции тоже начали расти.

— Как изменились запросы клиентов?

— Сейчас спрос на покупку валюты снизился. Когда доллар стоил 50 руб., покупки росли, гигантские запросы были. Сейчас все хотят получать хорошо прогнозируемые доходы, связанные с продуктами с фиксированной доходностью. Это инвестиционные продукты, понятные с точки зрения ожидаемой доходности и понимания рисков.

— Какой доход можно по ним получить?

— Наши инвестиционные продукты имеют целевую доходность от 4 до 22% годовых в долларах и от 14 до 30% годовых в рублях.

— На какой срок готовы инвестировать клиенты?

— Самое удивительное, что срок инвестиций увеличился. Все больше людей готовы покупать продукты со сроком погашения через три года, в частности потому, что стремятся зафиксировать такие высокие ставки доходности на максимально длительное время.

НЕСТАНДАРТНЫЕ ПРОДУКТЫ

— Количество активных клиентов БКС в январе сократилось по сравнению с декабрем — 9000 против 11 000. Это связано с тем, что в декабре была высокая волатильность и некоторые клиенты потеряли капитал?

— В декабре у нас был взрыв по притоку клиентов. Наши офисы работали до полуночи и по выходным. И в 2008 г. была такая же ситуация. Декабрь был непростым месяцем, прежде всего из-за волатильности — рубль мог падать на 30% в день! Поэтому максимальная активность была на валютной секции.

— С какими нестандартными просьбами обращались клиенты?

— Часто приходится делать нестандартные структурные продукты с теми характеристиками, которые заявляет клиент. Например, была такая история. Клиент хотел поучаствовать в IPO китайского интернет-гиганта Alibaba, но книга была уже подписана, и мы не могли подать заявку. Тогда мы купили для клиента акции Yahoo, которой принадлежало 22% акций Alibaba. После размещения акции Yahoo выросли — и клиент заработал около 30% годовых в валюте. Был такой случай: клиент пришел, сказал, что хотел заработать на росте индекса S&P 500, но при этом не хочет нести никакого риска. Сделали под клиента структурный продукт с полной защитой капитала на рост S&P на нужный ему срок инвестирования — в итоге он заработал 58% в рублях. Вообще, продукты с защитой капитала от потерь сейчас очень востребованы. В конце года многие клиенты поддавались панике, забывали про портфельный подход. Мы стараемся даже в такие волатильные времена объяснить ценность систематического подхода, позволяющего диверсифицировать риски и достичь долгосрочных целей.

— Как вы можете прокомментировать историю о клиенте БКС, который вложил в продукт «Феникс» около $10 000 и в итоге потерял 95% своих вложений? Эту историю описывал Forbes. По данным журнала, «Феникс» включал вложения в акции четырех компаний. Одна из них — производитель сапфировых стекол для мобильных девайсов GT Advanced Technologies (GTAT) — начала процедуру банкротства. Что и привело к потерям клиента. Какие потери клиенты понесли по данному продукту, БКС компенсировал их?

— «Феникс» — один из самых популярных продуктов в нашей линейке. Тот вариант, о котором идет речь, предполагал получение потенциальной доходности более 20% годовых в валюте. Мы всегда предупреждаем наших клиентов, что такая доходность сопряжена с высоким риском. GTAT была выбрана не только нашими аналитиками, рекомендации «покупать» по ней были у Goldman Sachs, Bank of America Merrill Lynch и Credit Suisse. Лишь несколько десятков наших клиентов более чем из тысячи инвестировавших в «Феникс» за последние два года решили вложить деньги в продукт с этим эмитентом. Планировалось, что GTAT будет поставщиком сапфирового стекла для новых телефонов Apple. Но Apple неожиданно для рынка поменяла свои планы, и котировки акций GTAT сильно упали. Мы сразу же по собственной инициативе предложили всем нашим клиентам несколько вариантов реструктуризации, с каждым была проведена индивидуальная встреча. Одним из основных предложений была замена этого актива на другой в рамках данного продукта. Многие приняли предложения о замене, а кто-то решил остаться с этой компанией, считая, что ее акции могут так же резко вернуться на прежние уровни, как это не раз происходило с биржевыми котировками (объем клиентских потерь по «Фениксу» БКС раскрыть отказался. — «Ведомости»).

СЛЕДУЮЩАЯ ЗАДАЧА

— Какой у вас прогноз по курсу доллара, рубля на конец года?

— Мы исходим из того, что средняя цена по году будет находиться в районе $60 за баррель. В этом случае можно ожидать укрепления рубля до 50-55 руб./$.

— Какова стратегия группы БКС?

— Мы продолжаем развивать все бизнесы группы: «БКС ультима» (для состоятельных клиентов с вложениями от 10 млн руб.), «БКС премьер» (для клиентов с размером счета от 600 000 руб.), успешно развивается инвестиционный банк, обслуживает институциональных клиентов. Есть розничный банк, который создает банковские продукты для всех наших клиентов, а также управляющая компания. У каждой нашей компании отдельный план и задачи.

— Планируете работу с пенсионными и страховыми средствами?

— Можно и с ними работать. Зависит от их объема и доходности, но основной фокус [у нас] на рознице.

— Для чего вам в группе управляющая компания? Сейчас из финансовых компаний это самый проблемный бизнес с точки зрения получения прибыли.

— Он всегда был самым проблемным. Тем не менее он должен быть в любой компании, которая хочет удовлетворить спрос клиента. Продукты могут быть собственные, могут быть партнерские, но они должны быть. Сейчас необходимо иметь полноценную линейку.

— Разве не дешевле предлагать клиентам продукты партнеров, чем содержать компанию, которая не приносит прибыли?

— Сейчас мы выбрали другую стратегию — развитие и продвижение собственных продуктов. Хотя часть продуктовой линейки составляют предложения наших партнеров — это страховые продукты и доверительное управление. Сейчас очень сложно найти качественные продукты, а продавать продукты западных партнеров в условиях санкций стало еще сложнее. Многие западные компании закрыли лимиты на российских контрагентов, поэтому нам лучше создавать свои продукты и тем самым снижать риски для клиентов и для нас самих. Тем более что мы имеем возможность пользоваться инструментами как российского, так и западного рынка. Скажу больше: следующая задача в этом направлении — стать активным производителем инвестпродуктов, которые смогут конкурировать с аналогичными продуктами других компаний и будут пользоваться спросом у других инвестиционных дистрибуторов. Мы знаем, как продвигать продукты, и будем готовы помочь в этом нашим партнерам.

— БКС за прошлый год собрал большое количество крупных алготрейдеров (торговых роботов) и предложил им лучшую комиссию, потому что вышел на высокий оборот и лучший тарифный план на Московской бирже. Но биржа изменила тарифы, и у вас выросла биржевая комиссия. Вы уже ухудшили условия для клиентов?

— У нас есть очень много вариантов дальнейших отношений с клиентами — например, часть их операций перенести на другие биржи, в Лондон. Клиенты, которые пришли и сидят в границах отечественных площадок, кончились давно. Они торгуют на всех площадках: на чикагской, на нью-йоркской, лондонской и российской. Если будет дешевле приобретать акции на LSE, чем на Московской бирже, будем торговать там.

— То есть издержки возьмете на себя?

— Ну конечно, сейчас не время тарифы поднимать, за каждого клиента мы бьемся. Только московская биржа сейчас может поднимать тарифы, но мы найдем вариант, чтобы оставить и затраты, и тарифы на тех же уровнях.

— Они для вас хотя бы будут в ноль обходиться?

— У нас бизнес рентабельный.

«ИЩЕМ БАНКИ ЗА РУБЕЖОМ»

— Как дела в вашем розничном банке?

— Он гармонично развивается в нашей группе, научился обслуживать инвестиционный банк и брокерский бизнес. Хотим, чтобы он стал банком номер один в России по качеству предоставляемых услуг для «БКС ультима» и «БКС премьер».

— Какой объем инвестиций розничного банка запланирован в этом году?

— Около 300 млн руб. — мы инвестируем средства в каналы обслуживания и новые продукты.

— Как меняете модель бизнеса кипрского офиса в связи с принятием закона о деофшоризации?

— Наш офис на Кипре работает в соответствии со всеми законодательными актами, и необходимости менять существующую модель нет. Хотя у нас были мысли о расширении бизнеса, покупке банка на Кипре.

— Вы думаете именно о покупке кипрского банка или планируете получить лицензию на работу там?

— Рассматриваем оба варианта. Сейчас там продается банк, есть предложение, хотели еще в 2014 г. купить, но не получилось.

— Почему?

— По результатам аудита банка были не очень хорошие рекомендации.

— Зарубежные офисы, значит, не будете закрывать?

— На Кипре, в Лондоне у нас хорошие офисы. Хотя затраты выросли в рублевом эквиваленте, мы оптимизировали затраты, сбалансировали валютные доходы и расходы. Оба наших офиса прибыльные. Мы даже хотим расширяться, смотрим не только на Кипр, но и на другие страны.

— Кто продает офисы?

— Я же не могу вам сказать, мы даже документы подписывали [о конфиденциальности]. Посмотрим. Если все понравится, возможно, приобретем и тогда сразу вам расскажем.

— А вам зачем покупать? Все отказываются, а вы расширяетесь?

— Есть клиенты из этого региона, которым удобно обслуживаться там.

— Когда может сделка состояться?

— Возможно, во II квартале получится. Смотрим на клиентскую базу и бизнес компании. Смотрим, если есть хорошие, интересные активы.

— Вы рассматриваете возможность продажи части группы БКС?

— Пока нет.

— А всей компании? IPO — один из вариантов. Может, вы хотите просто привлечь инвестиции от инвестора?

— В 2015 г. точно нет. У группы есть планы по выходу на IPO, но надо найти для этого подходящее время, сейчас не тот момент. Наоборот, хотим сами что-нибудь купить. Правда, в России мало есть компаний, которые были бы нам интересны.

— Сохраняете планы по IPO, так как нужны средства для финансирования развития бизнеса?

— Да, есть много инвестиционных идей как в России, так и за рубежом. Хотели создавать на Западе банк, но сейчас многое зависит от внешнего фона, от экономической ситуации. Сейчас самое главное — смотреть за затратами, эффективностью бизнеса. Кто за этим следит — окажется в выигрыше.

ТРИ ЦВЕТА БКС

— Какие у вас ожидания от 2015 г.?

— Мы стандартно сделали три сценария. Утвердили зеленый сценарий, но пока прогноз оптимистический — ожидание роста прибыли в два раза.

— Какие условия по зеленому сценарию: снятие санкций, нефть $60?

— Мы к санкциям не привязываемся. Конечно, хотелось бы вести бизнес в условиях позитивного внешнего фона и нефти хотя бы по $70 за баррель. Зеленый — это сценарий продолжения действующей ситуации. А если будет ужесточение санкций, тогда пойдут в ход желтый и красный сценарии.

— Индекс РТС не показывает выдающейся динамики. В случае если клиенты, которые уже в январе сократили активность, продолжат в том же духе, есть ли у БКС запас, сформированный из прибыли в предыдущие годы? Конечно, часть «жирка» потрачена на создание финансовой группы, но насколько может его еще хватить?

— Вопрос — не насколько может хватить, а насколько у нас рынок будет «живой»! Сейчас спрос на инвестиционные продукты очень высокий. Я считаю, полгода такой спрос будет сохраняться точно. Конечно, существуют риски, связанные с ситуацией на Украине, санкциями и экономической ситуацией в стране. Хотя собственный капитал в размере 11 млрд руб. позволяет нам себя уверенно чувствовать.

— Как вы считаете, брокерский бизнес останется только при банках?

— Участники рынка загнали себя демпингом, у нас самые низкие комиссии в мире: в диапазоне от 0,01 до 0,5% от оборота. Поэтому выживают компании, у которых есть большая клиентская база. Тем более что расширяется регуляторная база и для того, чтобы следить за ее требованиями, нужен большой штат сотрудников, а его могут позволить себе только крупные компании.

— Какие ожидания от форекс-бизнеса в связи с принятием закона о форексе, который стал регулировать розничную торговлю валютой у форекс-брокеров?

— До последнего момента думал, что закон не примут. Будем открывать российскую компанию, но офшорная продолжит работать.

«Я НЕ КОЛЛ-ЦЕНТР»

— ФСФР аннулировала ваш аттестат специалиста финансового рынка. Планируете восстанавливать?

— Я сейчас нахожусь в должности, на которой мне не нужен аттестат. Но мне его давно дали уже, конечно.

— Вы не получили зарубежного образования, как это модно в инвестбизнесе, не получали MBA. Не хотели?

— Времени не хватило там учиться. Надо минимум год учиться, уезжать. У меня так не получится. Но многие руководители у нас с MBA.

— Вы столько лет руководитель одной компании. Не надоело?

— Я привык к тому, что всегда что-то требует моего пристального внимания. Кажется, что выстроен отлаженный механизм, но все время хочется сделать его более эффективным, постоянно появляются новые идеи.

— У вас сотрудники — руководители направлений сами принимают решения или вы доступны 24 часа в сутки и с вами можно посоветоваться, согласовать принятие решений?

— Нет, я не колл-центр, не работаю 24 часа в сутки — нужно поспать и т. д. У нас каждый бизнес имеет рамки полномочий — в виде финансов и операционных процессов. Я активно вмешиваюсь, когда план не выполняется, цель не достигается.

— Сколько лет вашим детям? Работают ли они в БКС и видите ли вы их преемниками, когда соберетесь на пенсию?

— Преемниками пока не вижу. У меня две дочери. Может быть, старшая дочь дорастет до этого. Она занимается маркетингом у меня в компании. А младшая еще в восьмом классе.

— Как проводите свободное время?

— У нас традиция — каждый год компанией ездим на дайвинг в ноябре, а весной лыжи.

— Вы не сокращаете расходы на корпоративные выезды?

— Нет. У нас 20 лет БКС [исполняется] в этом году, запустили конкурс на лучшую идею, где отметить юбилей компании. На 15 лет мы целый самолет выкупали и отмечали в Турции. Сейчас в компании работает более 2500 человек, среди них много ярких людей с хорошими креативными идеями. За время существования компании у нас появились хорошие традиции, как отмечать праздник, и некоторые наши номера не стыдно показать по телевидению.

Источник: Ведомости


Возврат к списку